Поиск
  • Сергей Пантонинов

В годовщину смерти Сталина, рассказываем почему генералиссимус недолюбливал ленинградцев



После развенчания культа личности Сталина, в Ленинграде приложили немало усилий, чтобы уничтожить все воспоминания, связанные с вождем «всех времен и народов». Многие уже и не помнят, что когда-то в городе было немало мест, связанных со Сталиным.

Конечно, проспект имени И.В.Сталина уже переименован в Московский, но с другой стороны, в Петербурге до сих пор существует сталинская застройка, давно ставшая элитной.


Сталин на Старопарголовском проспекте - первый монумент вождю в нашем городе. Его открыли 4 ноября 1949 года, в канун семидесятилетия Сталина. На следующий день, в сквере у Балтийского открыли второй памятник, правда, уже не к юбилею, а к ноябрьским праздникам. Ровно через сутки в сквере у Смольного открыли третий памятник, работы Боголюбова.


Но эпопея со сталинскими памятниками в Ленинграде на том не закончилась. Примерно в ту же пору в городе появился еще один сталинский монумент - на Средней Рогатке. Этот памятник практически ничем не отличался от стоявших на Обводном и у Невы.


То ли Сталину пришлись не по душе памятники, то были иные причины, только через несколько дней начались слушания по знаменитому «Ленинградскому делу». 26 человек по этому делу расстреляны, 323 осуждены на длительные сроки, 11 умерли в следственных изоляторах и лагерях, свыше 2000 лишились должностей.

Сталин обвинил ленинградцев в нарушении государственных планов и противопоставление своего мнения мнению ЦК.

Зачем же понадобилось фальсифицировать это дело? Наиболее вероятным кажется сговор Берия и Маленкова против члена Политбюро, ленинградца Николая Вознесенского, которого Сталин назвал своим преемником. Опасность для Берии представлял Кузнецов, ему поручено было курировать органы безопасности. Оба бывшие ленинградцы, и, естественно, возник замысел соединить их по принципу землячества. Для этого надо добавить других ленинградцев и создать именно ленинградское дело, используя застарелую подозрительность Сталина к городу на Неве.


Бывшая столица всегда внушала Сталину опасение - то кронштадтский мятеж, то оппозиция Зиновьева, то убийство Кирова. И Шостакович, и Зощенко, и Ахматова, и Мандельштам - ленинградского происхождения. Разгром следовал за разгромом, и все равно вольнолюбивый питерский дух было никак не вытравить.

Первый гнев Сталина обрушился на Музей обороны Ленинграда. Музейным работникам ставили в вину «выпячивание ленинградских руководителей». Вычислили, что портрет секретаря Ленинградского обкома Попкова равен по величине портрету Сталина. Что портретов Сталина мало, а портретов руководителей Ленинграда в годы блокады, того же Попкова, Кузнецова, Капустина и других, - много. Роль ЦК партии в «спасении» Ленинграда показана недостаточно. В музее «нашли» оружие. Не важно, что у выставленных в экспозиции автоматов, пистолетов стволы были просверлены, оружие «несомненно для диверсии»! Руководство музея в срочном порядке было арестовано.


Музей обороны был разгромлен и закрыт специальным указанием ЦК партии. Экспонаты частично розданы другим музеям, все остальное уничтожено. Директор музея осужден на 10 лет. В августе 1951 года музейные помещения переданы военному ведомству.


С каждым месяцем следствие расширяло круг причастных, арестовывались все новые и новые люди. Перекинулись на ленинградцев, которых после войны направили в Новгород, Мурманск, Горький, Рязань, Симферополь. По всей стране выискивали ленинградцев-блокадников, и присоединяли их к «делу».


Главного редактора фронтовой газеты «На страже Родины» Михаила Гордона арестовали «за связь с Кузнецовым, Попковым, Лазутиным, Капустиным… за пособничество, за то, что не разоблачали их враждебной деятельности».


Следствие длилось ровно год, и большую часть этого времени следователи потратили на подготовку обвиняемых к суду. Подсудимых заставляли учить наизусть протоколы допросов и не отклоняться от заранее составленного судебного сценария. Обвинения придумывались следователями, поэтому обвиняемые не всегда могли вспомнить, какие именно показания они подписали под пытками.


В феврале 1950 года «Ленинградское дело» было закрыто. Оно так и не будет раскрыто, потому что Маленков лично уничтожил большую часть материалов по делу.

Фото Замира Усманова

0 комментариев