Поиск
  • Вера Хохалевская

Елена Кащеева: «Страх перед восковыми фигурами вполне обоснован»


Жаждете бессмертия? Хотите быть частью мирской суеты и через сто лет? Это возможно. Только видеть вы будете стеклянными глазами, слышать - ушами из пчелиного воска, а стоять на ногах из макрофлекса. Весить вы будете около сорока килограммов, а при высокой температуре вам будет угрожать опасность растаять. Об этом и многом другом рассказывает Елена Кащеева, в прошлом - директор Санкт-Петербургского музея восковых скульптур во Дворце Белосельских-Белозерских.

Триста лет тому назад не было ни фотографии, ни телевидения. Но, как выглядят знаменитые люди, было интересно знать всем. Тогда-то во Франции появились мастера, делавшие скульптурные портреты знаменитостей, часто с натуры, из дешевого материала – воска, который можно переплавить и использовать еще раз. Часто владельцы коллекций таких скульптор разъезжали с ними по стране, подобно бродячим циркам.


- В столичном Санкт-Петербурге первые кабинеты восковых фигур появились в 1739 году. За посещение музея просили 10 копеек серебром, что по тем временам было большими деньгами. Годы спустя механических дел мастера заставили экспонаты оживать на глазах изумленных посетителей. В их числе и находившаяся в Эрмитаже фигура сидящего на троне Петра Первого, - говорит Елена Кащеева. - Рассказывают, что под ковром перед восковой копией российского самодержца был особый механизм. Случалось, когда посетитель, желая получше разглядеть царя, неосторожно наступал на заветное место, Петр вставал и указывал рукой на дверь.


В воспоминаниях Корнея Чуковского сохранился такой эпизод. Будто бы Александр Блок любил бывать на одной из таких выставок: он специально приходил в музей, чтобы полюбоваться на красавицу Клеопатру. Разглядывая часами воскового двойника египетской царицы со змейкой на груди, поэту начинало казаться, что змейка шевелится, а тело дышит. До 1917 года кабинеты восковых фигур были повсеместным увлечением россиян. С приходом большевиков стало не до развлечений, и экспозиции прекратили свое существование на долгие годы.


Только в девяностых годах двадцатого века в России возродился забытый жанр. Петербуржцы Наталья и Евгений Гребенюк создали восковую голову Петра Первого прямо на кухне.

На это ушло много сил и времени, был продан «Москвич» одного из друзей. Опыт оказался удачным, и путем проб и ошибок мастера получили состав, который считается лучшим в мире, лучше, чем у таинственной мадам Тюссо.

Елена Кащеева, рассказывает, что страх перед восковыми куклами вполне обоснован: существует немало примеров в истории, когда любопытные оставались в музее на ночь, и всего за единственную ночь либо сходили с ума, либо умирали от разрыва сердца.

- Раньше я спокойно оставалась в музее допоздна, а теперь меня вечером в музей палкой не загонишь! – говорит Елена Кащеева. - Здесь творятся странные вещи…Сейчас я вам расскажу леденящую душу историю о ночевке в нашем музее: она очень трагична. Когда персонал уходит, мы, обычно, оставляем ключи охране. В ту ночь, человек, дежурящий на посту, пропустил в музей своих гостей. Наутро, когда мы вошли в залы, оказались в состоянии близком к шоковому: у дам были задраны юбки, у императриц Екатерины Первой и Елизаветы Петровны опущены декольте, все кружева скомканы, императорские ленты валялись на коленях, диадемы сдернуты. У Анны Иоанновны пытались отнять ружье, у фрейлины Нелидовой – зонтик. Предпринимались попытки совершить кражу орденов у фигуры Брежнева, у императрицы Марии Федоровны хотели сдернуть с головы шляпку, но она не отдала… То есть был совершен акт вандализма. Вся охрана была поднята на ноги, но ужас был в том, что человек, пропустивший эту компанию в музей, не приехал домой. Через несколько дней его нашли в морге. Поэтому шутить с восковыми фигурами лучше не стоит.

Когда мне приходится что-то поправлять на скульптурах, я всегда подхожу и говорю: «извините, пожалуйста, ваше величество, придется вас немного побеспокоить».

К нам часто приходят экстрасенсы, и как они нас посвятили, каждая фигура обладает своим энергетическим потенциалом, своим полем, положительным или отрицательным. Поэтому люди с тонкой психикой очень чутко реагируют на увиденное. Мы же очень многого не знаем: существуют ли параллельные миры, переселенье душ. Возможно, души персонажей, представленных в музее, вселились в свои восковые копии. Тем более воск, очень приближен к живому человеческому телу, и с годами к фигурам начинаешь относиться, как к живым людям.

Не случайно, мы все время общаемся со скульптурами, у нас, работников музея, это считается нормальным явлением, а не признаком сумасшествия. Они все – члены нашего большого коллектива.



Дмитрий Сомряков, менеджер музея восковых персон, тоже верит в тайную жизнь скульптур.


- В композиции «Расстрел царской семьи» Яков Юровский постоянно падает на Александру Федоровну. Причем исключительно по ночам. С чего бы это? Он у нас вроде и установлен довольно надежно, но вот падает, и все тут, - разводит руками Сомряков. - В Якутске мы демонстрировали постановку «Казни и пытки». Мало того, что многим посетителям в этом зале становилось плохо, так еще и смотрительницы по вечерам жаловались на какие-то странные звуки, говорили, что слышали чьи-то голоса. Кстати, кровь, которую вы видите на экспонатах, это специальный заменитель. По логике, он должен сохнуть и тускнеть, но на наших фигурах «кровь» не только не сохнет, но и выглядит как свежая.


Впрочем, физик Юрий Каращупов не видит в происходящем мистики.


- В музеях восковых фигур экспонаты выглядят, как живые, и вызывают у людей желание «пообщаться». Когда между куклой и живым человеком возникает контакт, происходит эмоциональный обмен, - считает Каращупов. - За счет этого часть микролептонного газа, вырабатываемого человеком, переходит на фигуру, образуя плотную оболочку. Если эта восковая душа остается один на один с человеком, то они могут общаться. С коллективом же ей общаться сложно, потому что не хватает потенциала. Вот почему «мистические» вещи происходят преимущественно ночью, когда нет массовых посещений, а есть только одинокий смотритель. Так что никакого чуда - чистая физика.


Можно верить или рассматривать как сказки истории из жизни музея восковых фигур, но, то, что их создание такая же область искусства как живопись, скульптура или моделирование одежды - неоспоримый факт. В отличие от художника, скульптора или кутюрье, создатели восковых фигур не могут трудиться в одиночку. Эта работа требует усилий специалистов как минимум 15 профессий. Все начинается с выбора персонажа, поиска его живописных изображений, описания физических параметров и сбора буквально всей информации, которая могла бы помочь выполнить максимально точную восковую копию. Потом к работе приступает скульптор. Из смеси глины и пластилина он создает основу будущей фигуры в тех параметрах, которые устанавливаются в ходе кропотливой исследовательской работы. Далее работают портные, моделирующие и шьющие костюмы, в которые потом предстоит одеть героя.

На этом этапе работы также определяется, какие части скульптуры будут скрыты одеждой. Их делают из макрофлекса. Остальное отливается из специального воска, химическая формула которого хранится в строгом секрете. После того, как отлиты голова и руки, фигура поступает к визажистам. Они уточняют детали и стремятся максимально точно передать присущие персонажу черты. После этого настает очередь прически. Мастера расплавляют воск и при помощи специальных приспособлений вставляют живые волосы. Оформление лица – основная работа мастера.



- Мы всегда делаем две головы, - рассказывает эстонский мастер Эне Мянд. - лучшая поступает в руки человеку, занимающемуся волосами. Потом скульптор проделывает отверстия для носа и ушей, приделывает глаза, волосы, бороду или усы. Волосы обычно покупаем у людей, которые хотят продать детские волосы, но не короче 30 сантиметров, как правило, за 400-500 крон (цена зависит от толщины волос). Часто цвет волос не очень подходит, тогда приходится смешивать разные волосы. Иногда покупаем волосы в Финляндии, но нашим работникам они не нравятся - слишком хрупкие, их трудно закреплять.


Фиксируют волосы таким же способом, как поднимают петли на чулках. Потом волосы подстригают и укладывают в прическу.


- Усы и бороды для восковых фигур делают из настоящей бороды. Раз в год один Дед Мороз продает нам свою седую бороду очень хорошего качества. Правда, в бороду Якоба Хурта нам пришлось добавить немного воловьей шерсти, чтобы достичь более впечатляющего результата, - продолжает Эне Мянд. - После того как волосы, усы и борода закреплены, начинается работа над гримом. Например, финская певица Катри Хелена сама сделала грим своей восковой фигуре, а потом посмотрела в зеркало и сама накрасилась точно так же. Последний этап – работа костюмера. Он создает наряд, соответствующий эпохе.


Когда семейство Мянд (супруги Андрес и Эне и их трое сыновей: Пауль, Карл и Эндрик) приступает к изготовлению следующей фигуры, они надолго погружаются в чтение. Эне Мянд говорит, что нужно как можно больше узнать об оригинале - что он делал, что думал, где бывал, с кем общался. Поэтому Эне может несколько часов рассказывать захватывающие истории об оригинале восковой фигуры. В ходе работы, занимающей четыре месяца, создатель как бы сливается с образом, который он создает. «Когда я делаю фигуру Пауля Кереса, то сама становлюсь Кересом, - говорит Эне. Когда сын делает фигуру Якоба Хурта и спрашивает у меня совета, я сама должна превратиться в Хурта».


Изготовление восковой фигуры обходится недешево – 180-250 тысяч рублей.

Их создатели утверждают, что время не властно над восковыми копиями живших когда-то людей. Поддерживать экспонаты в надлежащем состоянии можно вечно. Для этого необходимо строго соблюдать правила хранения, транспортировки и хотя бы раз в месяц проводить «генеральную уборку» фигуры.


- Специально для этого созданы пылесосы с небольшой тягой и узкими насадками, - поясняет Елена Кащеева. - Благодаря этому прически у скульптур не портятся. Еще необходимо занавешивать окна, это предотвращает фигуру от воздействия прямых солнечных лучей, и создает специальную атмосферу. При дневном свете совсем другое восприятие: у скульптур появляется живой блеск в глазах, воск практически невозможно отличить от кожи.


Скульпторы стараются воспроизводить фигуры точно по сохранившимся портретам в разном ракурсе, при разном выражении лица.


- Существует что-то вроде художественного совета, на котором обсуждается, как фигуры будут взаимодействовать между собой, в каком диалоге они находятся, в каких отношениях. И в зависимости от этого продумывается и поза, и поворот головы, и взгляд. К примеру, императрица Мария Федоровна смотрит на своего супруга Павла Первого; Нелидова (его фаворитка) смотрит на него же. Граф Палин, который возглавлял заговор, так же обращен в сторону Павла, - говорит Кащеева. - Есть фигуры, которые выполнены менее удачно, но те, которые считаются шедеврами (фигура Ивана Грозного, Екатерины II, адмирала Ушакова), были созданы в сотрудничестве с лабораторией пластической реконструкции знаменитого антрополога Михаила Герасимова. Для реконструкции их образов были использованы черепные кости. Одна из работ нашего музея – скульптура Анатолия Собчака. Ее видела Людмила Нарусова. Работа ей понравилась, но говорить о том, что скульптура на сто процентов соответствует оригиналу – нельзя, потому что невозможно в воске передать всю энергетику Собчака, импульсивность, силу… Он находился в постоянном движении, и любая статичность делает его непохожим на себя.


Все же Нарусова поблагодарила музей за интерес к мужу и даже подарила скульптуре настоящие вещи Анатолия Александровича – костюм, рубашку, ремень.


- Когда появилась задумка сделать фигуры Ельцина и Горбачева, мы обратились с просьбой к бывшим руководителям страны – подарить одежду для своих восковых копий, но они не откликнулись, - резюмирует Кащеева.

Фото Замира Усманова и из архива автора

0 комментариев