Поиск
  • Татьяна Ромашенкова

Золото бунта. Только неутомимый турист доберется до места, где Пугачев спрятал свои сокровища



Дорога в Пугачеву пещеру надежно скрыта от посторонних глаз многовековыми деревьями. О ее местоположении знают лишь около сотни жителей села Нагайбак и несколько ученых-археологов, занимающихся раскопками в Башкирии. В начале шестидесятых Хрущев велел взорвать пещеру и вытащить на свет сокровища Пугачева. Специальным постановлением из Москвы в Нагайбак приехали подрывники с необходимым для подобной операции запасом тротила. Но, увы, - проведя все необходимые исследования каменистых пород, спецы вынесли неутешительный вердикт: «вести взрывные работы невозможно!». Пугачева пещера уже тогда находилась на грани разрушения, а сильный взрыв мог разворотить не только гору, но и сокровища.

С тех пор инициатива государства добраться до тайника самозванца и бунтовщика Емельки Пугачева совсем поостыла. Зато черные копатели то и дело наведываются в Нагайбак, в надежде поживиться пугачевским золотом.


- Не так давно в мою дверь постучали, – рассказывает Ольга Кукушкина, хранительница истории села Нагайбак, организатор и директор местного краеведческого музея. – На пороге стояло несколько мужчин крепкого телосложения, с бритыми затылками и золотыми цепями на шее. Они предложили мне сесть в машину и показать дорогу в Пугачеву пещеру.


После осмотра подземелья с локационным металлоискателем, мужчины заметно приободрились, и даже хотели разбить лагерь неподалеку, чтобы как можно быстрее приступить к раскопкам. Но бесстрашная женщина сообщила самозванцам, уфимские археологи в ближайшие годы не собирались искать сокровища в Нагайбаке. Поэтому, от греха подальше черным копателям пришлось отказаться от затеи найти клад и вернуться в Уфу с пустыми руками.


Крепость Пугачева снесли бульдозеры


Село Нагайбак находится примерно в 350 километрах к северо-западу от Уфы. Своим рождением оно обязано Ивану Грозному, который в 1552 году занял Казань и насильно обратил татар в православие. С шашкой в руках мусульман загоняли в реку. Тому, кто отказывался креститься – рубили голову, а того, кто принимал святую православную веру, переселяли в Башкирию, в местечко Нагайбак. Новокрещеных мусульман – нагайбаков, набралось тогда около полутора тысяч человек.


На новой территории в семидесятых годах восемнадцатого века нагайбаки возвели Свято-Троицкую церковь, в которой стали вести службу не только на старославянском, но и на татарском языке. Церковь была настолько прочна и огромна, что служила Пугачеву крепостью и дожила до наших дней. Но в 1994 году по приказу главы администрации Бакалинского района церковь снесли бульдозеры, - якобы древняя постройка портила внешний вид села.


- Бульдозер подъехал ночью и всего за несколько часов снес храм. Поутру, прихожане обнаружили древние иконы, на которые молился Емелька Пугачев, среди развалин, кругом валялись кресты и кадила, - рассказывает глава администрации села Нагайбак Владимир Маленков. – Теперь иконы из Свято-Троицкой церкви и чугунная решетка храма – одни из главных реликвий краеведческого музея. Как гласит молва, все участвовавшие в сносе церкви-крепости погибли при загадочных обстоятельствах – кто-то умер от рака, кто-то погиб в автомобильной катастрофе. Пилорама, которая перерабатывала бревна церкви на дрова после этого на целый год вышла из строя.


Сразу после сноса церкви в селе началась засуха: дожди буквально обходили Нагайбак стороной – животные гибли без воды, в полях горела рожь, в садах высохли деревья. Так продолжалось до тех пор, пока старожилы не предложил установить на месте церкви чугунный крест в память о Пугачеве и его сподвижниках. Когда его установка шла полным ходом, начался долгожданный ливень. С тех пор, проходя мимо креста, нагайбаки крестятся, и кланяются в пояс, как перед церковью.


У самозванца была невеста


Первые упоминания о Пугачеве в Нагайбаке относятся к 1773 году. Тогда самозванец и бунтовщик въехал в село на тройке белых лошадей и провозгласил указ: «Божию милостью, мы – Петр Третий, не требуем рекрутских наборов, денежных податей и оброку… и освобождаем крестьян от мздоимцев-судей и от злодеев-дворян». Ловко пообещав нагайбакам свободу от налогообложения, крестьяне и казаки мигом перешли на сторону повстанцев и составили костяк пугачевского войска. Но их мнимая свобода длилась недолго – всего полгода спустя, нагайбаки были разбиты карательными войсками, а комендант крепости Иван Торнов взят в плен. Четыре тысячи пугачевцев были казнены и похоронены в селе возле часовни.


- Сам Пугачев с остатками войска прятался в пещере и вел обстрел Нагайбакской крепости прямо оттуда. На церкви даже остался след от ядра, о чем свидетельствует надпись, оставленная возле пробоины: «Сия церковь была прострелена Пугачевым в 1774 году», - рассказывает Ольга Кукушкина. - С этого момента поражения стали преследовать самозванца одно за другим. Вовремя сообразив, что каратели вот-вот возьмут самого Пугачева в плен, бунтовщик собрал остаток войска и потайным ходом, протяженность которого более десяти километров, ушел в Татарию. Времени и возможности унести с собой награбленные сокровища в ходе крестьянской войны у него не было, поэтому клад остался лежать за кованой дверью в пещере.


Мечту отыскать сокровища Пугачева до сих пор лелеют местные мальчишки. Время от времени они проникают в пещеру, но пока, кроме сабель, кухонной утвари, наконечников копий и древних монет они ничего не находили. Зато местные долгожители помнят, как в пору своего детства вытащили из пещеры наружу деревянные игрушки, колыбель и золотые серьги, сохранившиеся со времен бунта.




- Во времена Пугачева пещера была гораздо шире и выше – в нее запросто заезжала тройка, в которой разъезжал Пугачев по всей Башкирии, - продолжает Кукушкина. – Кое-кто из нагайбаков, чьи предки состояли в войске Пугачева и чудом остались живы, рассказывали, что пещера больше походила на подземный дворец, в котором жили не только бунтовщики, но и их жены с детьми. Иногда, к Пугачеву в пещеру приезжала невеста - башкирская княжна, влюбленная в самозванца.


Современная Пугачева пещера мало похожа на себя прежнюю. За двести лет песчаные породы осели, пещера частично обвалилась, а широкий вход, который в то время был как минимум, три на три метра, превратился в узкий лаз. Добраться до кованой двери, за которой спрятаны сокровища, можно лишь лежа, проделав десятиметровый путь по узкому тоннелю в полной тьме. Любое прикосновение к породе грозит обвалом, поэтому передвигаться в пещере приходиться медленно и аккуратно. В конце этого тоннеля находится та самая кованая дверь, за которой хранятся сокровища. Более чем на половину она придавлена обвалившейся скалой, и любые попытки ее отварить приведут к новым обвалам. Мы добрались до заветной двери, но хоть как-то ее приоткрыть, и увидеть сокровища собственными глазами, увы – не представилось возможным.


Салават Юлаев стал героем


С побегом главного пугачевского войска народное движение в Башкирии не угасло. Возле Нагайбака остался верный друг и помощник Пугачева – двадцатилетний воин и поэт Салават Юлаев. Он взял на себя предводительство повстанческим движением. Но вскоре, он был схвачен. После длительного следствия в Уфе, Казани, Москве, Оренбурге и снова в Уфе по приговору суда разбойнику всыпали 175 ударов кнутом, выдрали ноздри, а на лбу и на щеках поставили клеймо «З», «Б», «И» - злодей, бунтовщик, изменник. В 1775 году Салавата Юлаева сослали на пожизненную каторгу в казематы одной из крепостей Балтийского моря, в которой он сочинил немало стихов про Емельку Пугачева и собственные подвиги. В 1800 году он умер на каторге, так и не обретя свободу.


Со временем, двадцатилетний разбойник и борец за освобождение башкирских крестьян трансформировался в национального героя и государственный символ. Сейчас могучий всадник в шапке с лисьим хвостом красуется на гербе Башкортостана, а его имя носит треть населенных пунктов и каждая вторая улица республики.


У крещеных татар мироточат иконы


Синтез язычества, мусульманства и православия по сей день отличает культуру нагайбаков от всех остальных. Вопрос национальной гордости для них священен. Когда десять лет назад им разрешили в графе «национальность» писать – нагайбак, а не татарин, башкир или русский – многие так и сделали. До сих пор православные прихожане на службе в церкви встают на колени по мусульманской традиции – на коврики, а церковные песнопения и молитвы осуществляют на татарском языке. Кстати, после разрушения Свято-Троицкого храма до ближайшей церкви нагайбакам приходится ходить пешком тридцать километров – в село Бакалы, но дорога их не останавливает. В Бакалах ведет ежедневные службы отец Николай, выходец из казаков.

- В моем приходе есть и татары, и русские, и башкиры, и марийцы, и чуваши. А через дорогу стоит мусульманская мечеть, в которой есть свои прихожане, - рассказывает отец Николай. – И что удивительно: за двести с лишним лет соседства двух различных конфессий, православные и мусульмане живут в мире – не только сообща отмечают мусульманский сабантуй и православную Пасху, но и вместе приходят посмотреть на чудо – когда в церкви начинают мироточить иконы.


К слову сказать, со времен пугачевского бунта война ни разу не приходила в Нагайбак. Даже во время второй мировой войны село являлось островком мира, который сохранился в нетронутом состоянии.

Именно сюда привозили отощавших ленинградцев из блокадного города. Нагайбаки откармливали их свининой и земляничным вареньем.


Фото Замира Усманова

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все