Поиск
  • Татьяна Ромашенкова

Николай Добрынин: "Сегодня я буду счастлив"


Сетевой журнал "Люди России"
Много лет назад в «Сатириконе» Аркадия Райкина появился молодой актёр Коля Добрынин. Аркадий Исаакович знал толк в людях, и чтобы спасти артиста от неминуемого призыва в армию, лично ходил на приём к министру обороны Язову и просил об отсрочке. Ему пошли на встречу, но не на долго: в двадцать пять лет Николай пошёл в армию, а уже через год его заметил Роман Виктюк. «Служанки» принесли огромный успех, а имена артистов, игравших в спектакле, надолго запомнились публике.

- После выхода «Служанок» за ваше внимание стало бороться немало женщин. На фоне этого помешательства, вам приходилось ради любви совершать безумные поступки?

- Только безумные: из них одних я и состою… Например, оборвал у бедной соседки сотни роз – за что я теперь глубоко раскаиваюсь, потому что понимаю, какой ущерб я ей приносил: она выращивала на продажу лучшие розы в городе, а я всё обрывал и уезжал за триста вёрст к любимой девушке, не зная адреса, и по наитию находил именно то окно, где она спала! Я просто чувствовал, что она где-то рядом, стучал в стекло… Шторка приподнималась и появлялась она. Это была моя первая большая любовь.


Она была старше меня на четыре года, но почему-то заинтересовалась мною, косолапым щенком, и оставила своего ровесника – партнера по бальным танцам. Но видимо, я действительно был юн и глуп настолько, что очень скоро она меня бросила. Большего горя в жизни я никогда не испытывал и хотел покончить с жизнью. Но то ли не хватило смелости, то ли одумался – только решил ограничиться сменой обстановки и уехать в Москву.


Самое интересное, сейчас, когда прошли годы, она подошла ко мне и сказала: «я любила тебя всю жизнь, но как правильно сделала, что бросила. Если б ты остался со мной, из тебя бы ничего не вышло».


В юности я так не думал. Но теперь понимаю, что она была абсолютно права. Не случись этого, я бы точно не поехал в чужой город в поисках счастья и не встретил свою вторую любовь – Оксану. Будучи студентами ГИТИСа мы поженились. Наш брак длился около семи лет.


- Почему вы расстались?

- Я полюбил другую женщину – Анну. Наш роман начинался очень красиво: для начала я устроился работать педагогом по танцам в институт, где она училась. Просто не мог найти иного способа привлечь ее внимания, и поэтому исправно ходил на уроки. Все прекрасно понимали, кого я добиваюсь и потихоньку смеялись, а она, чтобы ещё больше раздразнить меня, надевала красный стрейч и отличалась от всех! Мне уже было не до танцев: я смотрел на неё с открытым ртом и мечтал. Хотелось, как можно быстрее влюбить в себя эту красивую женщину.


Когда мы стали жить вместе, все знакомые нам завидовали, потому что не встречали более красивую пару, а если учесть, что мы по гороскопу оба – львы, то всё становится понятным: красота, флирт, искромётность. Дома у нас было настоящее львиное логово. Мы даже хотели, чтобы у нас ребенок был тоже августовским.


Конечно, семейная жизнь приземлят, но я старался сделать ее более романтичной. К примеру, мне очень нравилось приглашать Аннушку на свидания. Она спрашивала: «зачем, ты с ума сошёл?» - «Нет. Просто приходи к метро, я буду ждать». Покупал цветы и действительно ждал.


- А вы ее ревновали?

- Уже в конце брака, когда довёл себя до трагического состояния, и сделал, практически, бессмысленным все существование.

Тогда же я понял, что испепелил себя, даже золы не осталось. А если учесть, что я принадлежу к породе тех людей, которые любят страдать и находят в этом удовольствие, то можно представить до какого безумия я довел себя.

Когда Аня от меня все-таки ушла, я еще долго вспоминал о ней. Мне всегда хотелось дрожания рук, адреналина в крови, безумного желания и помутнения разума. С Анной у меня все это было. Мне очень нравилось видеть ее смущение, когда она понимала, что я хочу ее и добиваюсь. Дрожь в голосе, румянец на лице. Медленно прикасался к руке любимой, а она стеснительно отводила ладонь в сторону. Что творилось в моей душе! Жизнь заканчивалась! Какое-то время жил этими воспоминаниями.


Были моменты, когда ради любви мне приходилось сильно унижаться; была боль, были слёзы, истерики. С годами я понял, что это – глупо; есть моменты за которые мне и теперь стыдно. Но находиться с женщиной, рядом с которой можно заплакать и при этом не чувствовать свою слабость – огромное счастье.

- Ваша театральная жизнь не вызывала у Анны ответной ревности? Ведь не для кого не секрет, что после появления «Служанок» вашей четверке поклонницы не давали прохода.

- Конечно, я давал повод! У меня было много женщин, которыми по юношеской глупости я увлекался. Но такие поверхностные связи никогда не имели большого значения: они легко завязывались и так же легко сходили на нет.


- Чувства опустошения после этого не оставалось?

- Пустота остаётся в душе от любого неправильно шага в жизни, а не только от любовных переживаний. Если у меня появлялось увлечение, когда у нас все было хорошо, то утром всегда чувствовал себя очень плохо. Но если в отношениях что-то не ладилось, а кратковременная связь все-таки возникала, то угрызений совести я не испытывал: мне было хорошо, - о чём я должен был сожалеть!?


Все это не могло не сказываться на наших отношениях с супругой, и постепенно они сошли на нет. Сейчас я повзрослел, и у меня изменилось восприятие жизни - я стал вести себя с поклонницами несколько иначе, и они это чувствуют: я не так открываюсь теперь после спектакля, как это было раньше. Но сделанного не вернешь: брак распался.


- Как складываются ваша жизнь в новой семье?

- Вот уже четыре года я живу с Катериной, и мы до сих пор не оформили отношений: два брака уже было и этого достаточно. Я не думаю, что наша жизнь сильно измениться, когда появится новый штамп в паспорте. Может быть Катя завтра повернёт за угол и встретит того единственного, о ком мечтала всю жизнь; а может быть, я увижу женщину и пойму, что без неё моя жизнь бессмысленна. Но может случиться и так, что мы будем жить вместе до смерти и умрём в один день.


- А вы часто объясняетесь ей в любви?

- За годы совместной жизни – ни разу! Я не очень принимаю слово «любовь» - оно слишком заезжено. Считаю, что мой внешний вид скажет гораздо больше: если у меня есть чувства к человеку, то никакие фразы не могут быть равны моим ощущениям. Просто – люблю, и не мыслю себя отдельно от неё. Поэтому я ничего не обещал Кате и не клялся ей в вечной любви.


Она замечательная девушка: неординарная, красивая, умная и, главное - не от мира сего солнечная. В ней есть ещё одно качество, которое я очень ценю в женщинах – домовитость.

Я безумно много работаю и мне стали необходимы домашний уют и тепло; желание позаботиться обо мне и покормить. Я не понимаю, когда я прихожу с работы домой, а экзальтированная особа мне говорит: «Давай про Ахматову поговорим»! А я есть хочу. Хочу сменить грязное бельё!

Если мне не нравится, что она делает, то мне проще сказать ей об этом, и показать, как делать необходимо. Она на пятнадцать лет меня младше и я в состоянии научить её поступать правильно.


- Но любые романы имеют свойство заканчиваться.

- Я много знаю о супружеских отношениях: любовь приходит и уходит. Но в последнее время я перестал задавать себе вопросы, сказал: как будет, так и будет. Стараюсь не думать о будущем, а наслаждаюсь счастьем в данный момент, в конкретную минуту моей жизни. Катя нужна мне именно сейчас! Не надо планировать всего заранее: имеет ценность лишь данный день. Когда утром просыпаешься и видишь солнце надо говорить себе: сегодня я буду счастлив, сегодня я буду радоваться, сегодня я буду любим.


Иногда, я вижу женщину, в которую бы мог влюбиться, но сижу как Парфюмер Патрика Зюзкенда: несу какой-то бред. А в это время запоминаю запах её духов, жесты. Наверное, пытаюсь научить себя созерцать и получать удовольствие от несделанного. Если есть возможность – стараюсь понравиться. Иногда, краснею и не знаю куда мне деться от стыда. Знакомые только удивляются: «ты, матёрый волчара, краснеешь как женщина!»


- Возникает такое впечатление, что вы еще по-юношески верите в любовь с первого взгляда!


- Не просто верю, но и считаю, что именно такой она и должна быть! Никаких мозговых рефлексов не должно присутствовать: надо сходить с ума и оставаться молодым Ромео до конца своей жизни. Меня ещё можно поразить индивидуальностью, красотой, непосредственностью, умом: слава богу, я не разучился восторгаться, коленоприклоняться перед женщиной. Мне приятно каждое утро с удивлением просыпаться и с интересом открывать глаза: что сегодня меня ждёт в жизни.

Любовь всегда прекрасна, вне зависимости от того, кто является её участниками: существует понятие юношеская любовь, но сойти с ума и прыгнуть с корабля можно и в шестьдесят лет. Взрослая любовь становится более трагичной и может довести до смерти. Я приемлю любой возраст и понимаю любовь между стариком и девушкой, взрослой женщиной и юношей, между ровесниками.

Влюбленные пары всегда можно определить в толпе по их сиянию и счастливым лицам; они проносятся среди нас кометами и ещё долго после этого видно их свечение.

- Как бы вы определили своё нынешнее состояние?

- Моё нынешнее состояние – это огромное человеческое счастье, хотя я и не знаю, что это такое. Мне кажется один из героев, которого мне пришлось играть, говорит по этому поводу очень умные слова: «Каждое утро ты будешь чувствовать только моё тепло и много-много лет подряд любить и знать одно тело… правда, я ещё ни разу так не пробовал, но мне кажется, это - самое главное счастье на свете»…

Наверное, счастье – это состояние глубокого вдоха.

- Когда счастье покидает, не возникает желания всё бросить и начать жизнь заново?

- Я не могу себе этого позволить… В свои тридцать восемь я сильно отличаюсь от себя же тридцатилетнего: незаметно появился груз ответственности за близких людей. Недавно начал репетировать спектакль, где я играю мужа Алисы Бруновны Фрейндлих, а Дмитрий Бозин играет нашего сына… После репетиции он подошёл ко мне и сказал: «Вот ты и стал папой». И это действительно так: если бы во мне не чувствовалось ответственности за других, то мне бы не предложили этой роли.


Подводя какой-то промежуточный жизненный итог, могу сказать, что совершил огромное число ошибок, но случись всё заново, я не могу поручиться, что не повторил бы их снова. Я не верю, что нам будет дана другая жизнь, надо проживать эту, и стараться в ней ценить секунды счастья.

У меня бывают состояния стресса, когда все бросили, никто не любит, работа - ненавистна, жить не хочется. Тогда, самое главное, выйти на улицу, посмотреть в небо, увидеть солнце и ощутить себя счастливым от одного осознания жизни. Бывает ночью, в поезде, я просиживаю у окна до одурения: смотрю на бесконечное мелькание заснеженных деревень и понимаю: именно сейчас я по-настоящему счастлив.


Фото из открытых источников

Комментариев: 0