Поиск
  • Сергей Пантонинов

Призрак Распутина бродит по бане. Включите её в одно из мест, где стоит побывать в Петербурге

В эти дни исполняется 150 лет со дня основания бань в Фонарном переулке Петербурга. Мы решили опубликовать текст шестнадцатилетней давности, чтобы напомнить петербуржцам и гостям города, чем уникальна эта помывочная. Ниже - текст 2005 года, про бани в канун их 134-летия.

За сто тридцать четыре года существования элитной петербургской бани в Фонарном переулке изменилось многое.


Потолки осыпались, фитоуслугами и не пахнет, а минеральный источник, на котором стоит баня, коммунисты залили свинцом. Банщики Вова и Петя пытались отыскать место, откуда фонтанировал источник, но единственный человек (глухонемой водопроводчик Пушкин), который знал расположение скважины так внезапно умер, что не успел поделиться секретом с банщиками.


- Мы даже стали подумывать, а не нанять ли буровиков, чтобы проделать новую скважину. Но когда осмотрелись, поняли - в Фонарном и пригнать-то буровую некуда, - говорит Вова. - При коммунистах бутылка «Полюстрова» стоила копеек тридцать, так они источник свинцом залили, чтобы продажи не падали и денежки в казну шли. Здесь ведь когда-то не только полюстровские фонтаны били, но и минералкой мылись.

Современные посетители бани в Фонарном - Борис Гребенщиков, Михаил Боярский, Марина Капуро, профессор Лебединский, половина сборной футбольной комнады «Зенит» и хоккеистов «СКА». Большинство из них - заядлые банщики, которым нет нужды объяснять правила пользования банным инвентарем. Зато с рядовыми гражданами проблем больше. На днях в Воронинские бани пожаловал гость из Новосибирска: «Я - сибиряк, профессионал, - говорит он банщикам, - париться буду сам, и пар поддавать тоже». Через три часа выходит сибиряк из помывочной и к банщикам: «Мужики, плохая баня у вас - пару совсем нет».


- Как так нет, - говорит Петя. - Зашел в парную, смотрю, а там мел со стен на полу лежит. Этот злодей стены поливал, вместо того чтобы камни окатить. Я взял с него штраф пятьсот рублей за два ведра мела и заново стены покрасил.

- Около 20 тысяч посетителей бань ежедневно - льготники.

Но главная проблема - бомжи и помойки. Использованные веники банщики выкидывают в уличные контейнеры, над которыми каждую ночь разворачивается настоящая битва. За право обладания вениками бьется не меньше десяти бомжей. И только сильнейшим достаются лучшие веники.


- На вениках я сколотил состояние, - делиться радостью с корреспондентами «Смены» бомж Пилюля. - За ночь мне удается собрать и высушить около сотни использованных веников. А дальше - дело техники. Торгую на Сенной или Достоевской, от 30 до 50 рублей за веник. Березовый - за тридцатку могу отдать, а вот за пихтовый, меньше чем полтинник не возьму.


За сто тридцать лет Воронинские бани обросли легендами. Петя и Вова рассказывают, что со времен смерти Распутина (Великий Старец жил неподалеку и был завсегдатаем Воронинских бань), в Фонарном появился домовой по кличке Гога. Как только разойдутся последние посетители, Гога выходить из укрытия и гремит шайками. Больше всего ему приглянулась раритетный тазик с царских времен. Банщики поговаривают, что он тот самый, в котором мылся Распутин. Только стакан водки и закуска, оставленные в самом дальнем углу Воронинских бань способны усмирить призрак Распутина до следующей ночи.



Мужики - направо, бабы - налево

Триста лет назад в Петербурге появились первые бани. Они сразу стали излюбленным местом общения горожан. Спустя три столетия наблюдается массовый отток петербуржцев из бань - объектов стратегического значения. Но закрыть баню, даже если она убыточна, городские власти не могут. Содержать помывочные объекты – обязанность государства на случай чрезвычайного положения.


Первые бани рубили на берегу Невы или Фонтанки, чтобы зимой окунаться в холодный прорубь. Купания голышом повергали иностранцев в шок: «С изумлением видишь, что не только мужчины, но и девицы по 50 и более человек бегают, без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог. Они не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще подсмеиваются им своею нескромностью».

Поддавать в парилке обязательно надо, только перед этим раз и навсегда необходимо выяснить, что поддавать, куда поддавать и в каких количествах, - говорит Александр Савельев, член общества любителей бань среди военных журналистов. "Как сейчас помню - в Эстонии дело было, - вспоминает Савельев. - Затопили мы баньку зимой, выпили, а к нам гость - мужичок из Средней Азии приехал. Он и понятия не имел, что такое русская баня и окунальник! А мороз ядреный - под сорок выдался! Мужик из бани выбежал, и давай в бочку с водой лезть: ногу закинул, а его мужское хозяйство, к металлическому ободу бочки - возьми и примерзни! Мужики кругом ржут, а он кричит: «Ой не могу, ой помогите!». Сжалились мы над ним, ковш с горячей водой из бани принесли и в аккурат на примерзшее достоинство вылили.

Мнение иностранцев рассмотрели при дворе, и в 1743 году Сенат счел, что совместное купание голышом «весьма противно». Государственным указом было введено предписание - мужчинам париться в правой стороне бани, женщинам - в левой. Только потому, что штрафы за нарушение указа были не назначены, совместное мытье продолжалось и дальше.


Основание банного дела привело к первым результатам - петербуржцы поняли, что бани не только приятны, но и полезны. В 1720 году Петр основал первые медицинские бани - «для лечения наружных болезней мануальным художеством». Иначе говоря, в банях не только мылись, но и делали массаж, кровопускание, лечили пиявками и кровососными банками, ставили клизмы и окунали в травяные ванны.


Зазвать всех в баню!

Хозяевами первых бань стали крестьяне, поселившиеся на берегу Невы. Позже банным делом не брезговали заниматься купцы, чиновники и губернские секретари. Для привлечения клиентов владельцы бань пользовались услугами зазывал, которые вовсю расписывали преимущества бани. Работали бани четыре дня в неделю - в понедельник, вторник, четверг и субботу, а в большие церковные праздники и Страстную неделю на бане висел замок.


В то время указывать точный адрес бани было не принято. Петербуржцам бани были известны по фамилии владельца или по достопримечательности, рядом с которой они находились - Бочковские бани; Лештуковы бани, против дома купца Лаврова; Немецкие торговые бани, по Лиговскому каналу; бани купца Недосекина. Всего к концу 1840-х годов в Петербурге было около сорока бань. Побывав в одной из них Александр Дюма возмущенно писал: «Представьте себе человек триста мужчин, женщин и детей, совершенно голых, которые бьют друг друга вениками. Шум, гам, крики. Стыда у них ни малейшего: мужчины моют женщин, женщины - мужчин. ...Минут через десять я пожаловался на жару и убежал, возмущенный этой безнравственностью, которая здесь, в Петербурге, считается настолько естественной, что о ней даже не говорят».



Главный по баням

Офицальное признание бань, как медицинских учреждений случилось в 1871 году, когда на углу Фонарного переулка и набережной Мойки были построены Воронинские бани с целым комплексом фитоуслуг по проекту архитектора Сюзора. Состоятельные петербуржцы ходили в баню, как в оперу и дивились сводчатым потолкам, фонтанам, трем мраморным бассейнам и отдельным банным номерам в пять комнат. Сюда съезжались купцы со всего Петербурга, чтобы не только попариться, но и провести время с женщинами.


Роскошные изыски обошлись Воронину в двести тысяч рублей. Его бани настолько пришлись петербуржцам по вкусу, что были удостоены золотой медали Политехнической выставки, а Сюзор был признан лучшим банностроителем. Золотая медаль принесла архитектору и новый проект - на углу Вознесенского проспекта и Екатерининского канала был спроектирован и открыт еще один банный комплекс - восточные бани Петрова.

- В день в Петербурге продается около 30 тысяч веников и 41 тысяча горожан ходит в баню.

Бани приравняли к крематориям

Закат банного дела пришелся на 1918 год, когда 78 петербургских бань перешли из частной собственности в ведение коммунальных отделов исполкомов. Бани пришли в негодность, их попросту перестали посещать. А в 1921 году в прачечной при бане на углу Камской улицы и 14 линии Васильевского острова открыли крематорий. В 1959 году СССР официально приравнял бани к крематориям: «Бани и крематории должны размещаться на обособленных участках вне жилых кварталов и микрорайонов»!


Посещение бань стало настолько непопулярным, что пришлось организовывать принудительное хождение в баню. В 1929 году комсомольцы завода «Красный судостроитель» придумали коллективное хождение в баню: «А что в том предосудительного? - говорили они. Ведь ходим же мы коллективно в театр, кино, музеи, так почему же нельзя провести мобилизацию и на этом участке культурного фронта?».


- В среднем, на рядового петербуржца приходится по три банные помывки в год, а это в 5 раз меньше, чем в начале двадцатого века.

Фото Замира Усманова и из открытых источников

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все